Статьи

Причины депрессии: общество требует от людей ‘держать лицо’

Если скрывать свои чувства не только на работеКогда больше не можешь притворяться

Как связана работа в сфере услуг и возникновение депрессии? Почему в американском обществе депрессия так распространена? Что происходит с людьми, страдающими от депрессии, но выдающими себя за нормальных? Новый взгляд на причины депрессии от социолога Дэвида А. Карпа.

Причины депрессии: общество требует от людей 'держать лицо'

В книге Управляемое сердце Арли Расселл Хохшильд исследует переход Америки от экономики производства к экономике услуг. По мнению автора, возникновение постиндустриального общества создало новые формы отчуждения труда.

Хохшильд изучила две профессиональные группы — стюардесс и коллекторов, — от которых требуется высокая степень эмоциональной самоорганизации. Стюардессы учатся заботиться о нуждах пассажиров и обращаться с ними дружелюбно и уважительно, как бы грубо те себя ни вели. Коллекторы же, в чьи обязанности входит взыскание долгов, вследствие этого должны, напротив, вести себя агрессивно по отношению к должникам.

По оценкам Хохшильд, примерно 33% мужчин и 50% женщин в США заняты в сфере, требующей такой эмоциональной самоорганизации, и число их растет. Если Карл Маркс утверждал, что фабричные рабочие, становясь придатком конвейера, отчуждаются от собственного труда, то в развивающейся экономике услуг работники, вынужденные подавлять свои истинные чувства, страдают от новой формы отчуждения — отчуждения от самих себя.

Профессии, требующие, чтобы работники управляли своим сердцем, подавляя искренние чувства и поступая неискренне, приводят к эмоциональному истощению и отчуждению, столь же разрушительным и изнурительным, как физическое истощение и отчуждение на зарождавшихся фабриках индустриальной эпохи.

Когда больше не можешь притворяться

Аналогично и большинство моих собеседников в конечном счете достигали предела, после которого уже не могли поддерживать видимость нормальности. Когда это случалось, они испытывали надлом. Двадцать девять из 50 участников этого исследования некоторое время являлись пациентами психиатрических клиник; в ряде случаев причиной госпитализации были попытки суицида. Их рассказы свидетельствуют, что иногда попытка самоубийства — это последнее усилие передать непонимающему окружению, как невыносима потеря идентичности, дисфория. Это крайний способ достучаться.

Я думаю, что та первая попытка самоубийства… на самом деле была способом сказать: Послушайте, вы не понимаете. Что-то действительно не в порядке, но это не то, что вы думаете. Вот чего я надеялась добиться. Я надеялась, что они притормозят и подумают, типа: Тут что-то совсем нехорошо.
Женщина, журналист-фрилансер, 41 год

Несколько человек подтвердили верность анализа, приведенного выше: их нервный срыв скрывал неспособность поддерживать видимость нормальности. Всякий раз в разных вариациях слышалось: Меня просто искалечили, я эмоциональный труп. Госпитализация избавляла их от необходимости постоянно демонстрировать свою нормальность.

В больнице они находили тех, кто понимал их переживания. Вот как описала свое общение с другими депрессивными людьми одна из моих собеседниц, выразившая мнение многих: Как не нужно объяснять, каким образом мы дышим, так и там не приходилось объяснять малейших своих действий. Они просто их принимали. Они поняли.

Такая эмпатия, возможная при общении с товарищами по несчастью, объясняет привлекательность групп взаимопомощи. В таких группах люди обращаются к другим, страдающим теми же личностными расстройствами, и вместе в разговоре нащупывают пути исцеления себя от того, что они считают общей проблемой. Важная составляющая привлекательности групп взаимопомощи — возможность быть услышанным, общаться с людьми, которые понимают состояние другого и не осуждают.

Авторская статья