Статьи

На что потратить время в Хельсинки: тур в Финляндию или самостоятельная поездка

Первое впечатление от ХельсинкиДостопримечательности Хельсинки: взгляд англичанинаЕсли в этой стране кто-то кого-то обманет, об этом будут знать всеТы хочешь пить, есть или секса? Так и скажи

Туристам из России столица Финляндии кажется очень даже европейским городом, а вот англичанин Майкл Бут сравнивает центр Хельсинки с Санкт-Петербургом в миниатюре. Невысокого мнения он о музеях Хельсинки и других достопримечательностях — зато его радует простор и ненавязчивость этого города и характер местных жителей.

На что потратить время в Хельсинки: тур в Финляндию или самостоятельная поездка

Ты хочешь пить, есть или секса? Так и скажи

У него есть теория, что финский язык непосредственно повлиял на формирование национального характера. Поведенческие особенности и система ценностей идут от языка. В Швеции, Норвегии, да, собственно, во всей Скандинавии, Германии и Англии, говорят, по сути, на диалектах одного языка. Но в Финляндии мысли, мировосприятие, чувства, эмоции, отношения выражаются совершенно иначе. Этот язык научил меня мыслить по-новому. Финский — как Lego: можно взять две любые детальки, и они прекрасно совпадут друг с другом.

Когда я только начинал учить датский, он показался мне чересчур прямолинейным. Дайте мне хлеб, — говорит датчанин, заходя в булочную. Но по сравнению с финским языком датский звучит как куртуазный французский из Версаля Людовика XIV.

Если кому-то нужно сказать по-фински: „Кажется, она притворяется спящей“ — для этого потребуются всего два слова, — говорит Шац. — Финская культура довольно примитивна, но мне это нравится. У них очень простой подход к жизни: ты хочешь пить, есть или секса? Так и скажи.

Финны исходят из базовых человеческих потребностей. У вас или у меня на родине, или во Франции процветают копившиеся веками городские неврозы, которые по-другому называют „утонченностью“. Сейчас к этому же стремится большинство финнов. Но мне нужно другое. Можно десять лет дожидаться, пока финка скажет: „Я тебя люблю“, но зато это будет правдой.

Впрочем, все нордические народы относятся к слову любовь особым образом. Одна моя знакомая из Хельсинки, бывшая сотрудница финского МИДа, признавалась, что легко может сказать Я тебя люблю на нескольких иностранных языках, но по-фински это гораздо труднее. Примерно то же говорила мне и моя жена-датчанка (по крайней мере она так оправдывалась). А вот шведский этнолог Эке Даун писал, что для его соотечественников Я тебя люблю звучит неестественно романтично, как фраза из бульварного романа. В Скандинавии словом любовь не бросаются с такой же легкостью, как, скажем, в Штатах.

В Финляндии теплые чувства выражают по-другому. Свидетельством любви мужа может быть то, что он починил стиральную машину, — говорит Шац. — Нужно время, чтобы научиться понимать финнов. Сперва кажется, что они жутко зажатые, пока не выпьют. Тогда они становятся сексуально озабоченными или очень агрессивными. Но я сюда приехал в двадцать пять лет, и для меня это было вполне нормальным.

Финны не только не обижаются на то, что Шац говорит об их пунктиках и заскоках, но, похоже, только рады этому. Они долго были в изоляции, и только сейчас по-настоящему выходят в большой мир. Им интересно, что о них думают другие. Кстати, на эту тему есть анекдот, — хмыкает Шац. — Здесь его называют анекдот про слона. Немец, финн и француз попадают в Африку и встречают слона. Немец говорит: Если его убить, а бивни продать, то сколько денег заработаешь?. Француз говорит: Ах, какое дивное животное, какое прелестное создание!. А финн: Вот интересно, что он думает о Финляндии?.

Авторская статья